English  Русский

Как вдова в Париже потеряла все деньги от аренды за один день

Как вдова в Париже потеряла все деньги от аренды за один день

Эксперт International Investment по рынку недвижимости Франции Ирина Дюпор рассказала историю о превратностях французского законодательства и важности разрешений из профессионального опыта.

Предлагаю вашему вниманию новый жанр: притча профессиональная. То есть поучительная история с вымышленными персонажами, основанная на реальных фактах.

Мадлен стала вдовой неожиданно. Робер, с которым она прожила сорок девять лет, неожиданно почувствовал себя плохо и умер по пути в больницу. А она уже начала подбирать зал, чтобы отпраздновать золотую свадьбу.

После первого шока она задумалась, как жить дальше. Она никогда не работала, Робер был из провинциальной буржуазной семьи, где женщины никогда не работали, и любил, чтобы жена всегда была дома. Да и Мадлен не возражала. Всеми счетами занимался муж, она даже не знала, сколько ей нужно для жизни. Её Робер был настоящей каменной стеной. И вот теперь она этой стены лишилась во всех смыслах.

У неё не было сил жить одной в этой уютной парижской квартире, в самом центре, с видом на Эйфелеву башню, где они провели столько счастливых лет. Мишель, сын Мадлен и Робера, взял отпуск и срочно прилетел из Бразилии, где он работал директором филиала большой французской компании. Он все организовал с похоронами и формальностями, и еще немного остался с матерью. Он отвез её в их старинный загородный дом, принадлежащий семье больше двухсот лет. Этот дом пережил три войны с немцами. В нем было столько семейный воспоминаний. В нём неизменно всегда собиралась вся семья на Рождество. Он стоял в стороне от дороги, и если не знать адреса, то можно было легко пропустить эту красивую дорогу, которая вела к монументальным кованым ажурным воротам. От ворот прямая аллея вела через парк к дому, чуть поднимаясь наверх. Сам дом был на небольшом холме, откуда открывался завораживающий вид на долину реки, луга со знаменитыми нормадскими коровами, и знаменитые яблоневые сады, которыми так славится Нормандия. За домом тоже был сад, с фруктовыми деревьями, небольшим огородом, и даже в дальнем углу стояло несколько ульев. Каждое лето семья проводила здесь, Мадлен не любила суету Лазурного Берега, и дальше Мон Сен Мишеля никогда не ездила.

Мадлен приехала с Мишелем в этот дом, и почувствовала, что время остановилось. Она снова оказалась среди милых безделушек, среди старинной мебели. Даже забытые детские игрушки напоминали ей о счастливых временах. Вот китайская фарфоровая чашка с отбитой ручкой. Это Мишель её уронил, когда ему было три года. Он так хотел ей помочь, когда она подавала чай гостям, и так громко плакал, когда чашка упала, что она даже не решилась его отругать.

Она провела в доме неделю, и даже не заметила, как прошло время. Мадлен поняла, что в Париж возвращаться ей не зачем. Тогда Мишель предложил ей сдать парижскую квартиру, ведь надо же как-то жить, а вдовья пенсия от Робера это 700 евро. На неё не проживешь, даже если сильно сократить расходы. Но надо было в семьдесят лет начинать учиться. Сначала Мадлен боялась, но потом даже обрадовалась новому занятию. Оно отвлекало от грустных мыслей и давало пропуск в новую жизнь.

Мишель купил матери компьютер, создал ей адрес электронной почты. Научил пользоваться интернетом. Это оказалось совсем несложно, и Мадлен радовалась по-детски своим успехам, как когда-то радовалась хорошим оценкам Мишеля.

Она даже завела себе мобильный телефон, куда Мишель загрузил ей разные полезные приложения. С энтузиазмом и поразительной лёгкостью — к удивлению всех родственников и друзей — она быстро освоилась с новыми гаджетами и умело ими пользовалась. Она с утра смотрела прогноз погоды на метеоаппе, заказывала себе по интернету продукты. И — с помощью сына, у которого уже подходил к концу отпуск — создала себе профили в социальных сетях и на airbnb.

Они исследовали предложения и определили цену. Перед тем, как выставить квартиру на аренду, Мишель вывез вещи в деревенский дом, сделал косметический ремонт, купил современную функциональную мебель. Сделал хорошие фотографии, и следуя советам сайта, разместил объявление. В Париже у Робера была племянница, с которой договорились, что она будет заниматься гостями и уборкой квартиры. Она была студенткой, жила рядом, и маленькая подработка была ей очень кстати. Тем более, что Манон изучала английский, и для нее это была дополнительная практика.

Квартира была удачно расположена в типичном парижском «османовском» доме. Эти дома были построены во времена, когда префектом Парижа был барон Осман. Он изменил облик Парижа, пробив большие бульвары и выстроив вдоль однотипные каменные дома с просторными квартирами, где кованые ажурные балконы украшали третий и шестой этажи. Таким образом этот человек увековечил своё имя, преобразив Париж на современный лад и навсегдя покончив с Парижем средневековым с его кривыми улочками.

Эти дома и сейчас выше всего ценятся покупателями парижских квартир. У них высокие потолки и большие комнаты. На потолках лепнина, в каждой комнате камин. Иногда над каминами встречаются большие зеркала, придающие комнате торжественность. И конечно же такие квартиры очень нравятся туристам. Они чувствуют себя по-парижски, в аутентичной обстановке.

Сдача квартиры оказалась успешным предприятием, и дела Мадлен шли хорошо. Она исправно получала деньги от сайта, у квартиры был хороший рейтинг благодаря стараниям Манон.

Наступила весна, сезон налоговых деклараций. Ну и цветов, конечно, тоже. Мадлен предстояло подать первую самостоятельную налоговую декларацию. Она пошла в налоговую и обратилась за помощью. Во Франции налоговая служба помогает заполнять декларации, и при этом совершенно бесплатно, это входит в их обязанности . В налоговом бюро ей заполнили декларацию. На удивление, налогов было совсем немного, так как сдача квартиры с мебелью имеет хороший налоговый статус. Вобщем, Мадлен почувствовала себя успешным предпринимателем и начала радоваться новой жизни. Жаль, что Робер не видит её успехов, он бы ей гордился. Она даже собралась приехать на месяц в Бразилию к Мишелю погостить. Странно, раньше она не любила путешествовать, а теперь в ней проснулись неведомые желания. Мадлен посмотрела в ютубе репортажи ВВС про Бразилию и купила толстый путеводитель. Она решила не сидеть в Сан Пауло, а даже поехать до Манауса и увидеть Амазонку.
Как раз в квартире гостили бразильские туристы. Надо будет попросить Манон задать им несколько вопросов.
П
едро и Мария только что поженились в Сан Пауло. Мария мечтала поехать в Париж, поэтому они попросили родственников ничего не дарить на свадьбу, а качестве подарка собрать им денег на поездку. Получилось даже так, что хватило на две недели. Они сняли через эрбнб чудесную квартиру с видом на Эйфелеву башню. В таком красивом парижском доме. Каждый день они наслаждались весенним Парижским солнцем, ходили в музеи, рестораны. И каждый вечер гуляли по улицам. Сегодня они решили вечером остаться дома и устроить себе настоящий парижский ужин. Мария делала соус к салату, а Педро как раз возился с пробкой, пытаясь открыть бутылку марго, когда в дверь позвонили.
«наверное ошиблись», - подумал Педро, ведь они никого в этом городе не знают, кроме Манон, которая заселила их в эту квартиру, и пошёл открывать.

За дверью было три человека. Один из них был в форме муниципальной полиции. Педро не был знаком с тонкостями полицейских униформ во Франции и подумал, что это жандарм. И заволновался. Кроме полицейского были две женщины, одна молодая и одна предпенсионного возраста. Это оказались сотрудники парижской мэрии. Они предъявили ошарашенным бразильским туристам какую-то бумагу с мелким шрифтом по французски. Педро позвал Марию: она учила французский в университете.

У них попросили документы, сфотографировали их паспорта и спросили, сколько времени они живут в этой квартире и сколько заплатили. Простодушные бразильцы, првыкшие уважать представителей власти, ответили на все вопросы инспекторов. Те вежливо попрощались и ушли. Улетали они ранним рейсом и забыли сказать об этом Манон.

Через две недели после этого проишествия Мадлен получила заказное письмо. На гербовой бумаге с символом Парижа - непотопляемым корабликом и латинской надписью FLUCTUAT NEC MERGITUR – ей был дарован штраф на 50 000 евро. Как она потом узнала, сайт тоже поулчил штраф в 12 500 сайту за объявление. Всё, что заработала бедная вдова, ей светило отдать мэрии. Она в слезах позвонила Манон и попросила ей помочь. Её жених как раз учился на юридическом в Парижском университете и проходил стажировку в большой адвокатской конторе. Он поговорил с адвокатом, и тот подтвердил правомочность штрафа.

Оказывается, с принятием закона ЭЛАН (О жилищном строительстве и цифровом развитии территорий) неофициальная сдача жилья во Франции теперь обходится значительно дороже арендодателям, чем туристам. Владелец, сдающий квартиру более чем на 120 дней в году в городе, чьё население превышает 200 000, обязан сменить статус помещения с «жилого» на «сдаваемое». Сдача квартиры менее чем на 120 дней в году обязывает тем не менее задекларировать сдачу квартиры и получить номер регистрации, по которому можно будет отслеживать сроки сдачи и цену за сутки. В менее крупных городах сдача основного жилья на 120 дней в году может проходить без всяких формальностей. Сдача второстепенного жилья, сдача более, чем на 120 дней и сдача в таких городах, как Париж, Бордо, Ницца (вне зависимости от срока), требуют от арендодателя смену статуса жилья и декларирование в обязательном порядке. Отметим, что смена статуса – не простая формальность, но довольно серьёзная процедура, которая иногда обязывает перестройку помещения, так что на практике очень немногие в действительности решаются на это.

Кроме того, по данным мэрии, В 2018 году из 156 парижских квартир, сдаваемых в аренду и прошедших комиссию, 118 были приговорены к штрафу.

Приговор коснулся пользователей сайтов сезонной сдачи квартир, таких, как Airbnb, Homeway и Abritel. Для французской мэрии эти сайты являются виновниками засухи в сфере сдачи жилья в наём и способствуют росту цен в столице, где с октября цена на один квадратный метр превышает 9 550 евро, согласно показаниям нотариусов Иль-де-Франса. В округах, команды из 30 человек по распоряжению муницапалитета ведут охоту на «контрабандистов», иногда обходя квартиру за квартирой. Охоту, которая уже приносит свои плоды: общая сумма взысканных штрафов выросла с 1,3 миллионов евро в 2017 году до 2,1 миллионов евро в 2018 (то есть на 61, 5 процентов). Не смотря на устрожение санкций, только небольшая часть арендодателей согласовывают свою деятельность с государством.

Так что аренда в Париже может обойтись слишком дорого. Для владельца.
Поделиться в Facebook